ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ БРОНЕПОЕЗД «ОРЛИК» ЗАЩИЩАЕТ ИРКУТСК

Статьи апр. 29, 2021

Текст Сергей Волков

ЧЕХОСЛОВАЦКИЙ БРОНЕПОЕЗД «ОРЛИК» ЗАЩИЩАЕТ ИРКУТСК

25 мая 1919 г. парад чехословацких войск в Иркутске в честь годовщины, низвержения ими большевистской власти в Сибири
Двухэтажный дом Патушинского на Большой, где находились правление дежурного генерала, канцелярии генерала Я. Сыровы и Штаба чехословацких войск (ныне ул. Карла Маркса, Управление ВСЖД). Возле штаб-квартиры находился отдел информационного просвещения, в том числе редакция чехословацкой ежедневной газеты и типография.

В конце декабря 1919 г. в Иркутске началось антиколчаковское выступление, мятеж эсеров (Политцентр). Для его подавления атаман Г.М. Семенов приказал генералу Л.Н. Скипетрову возглавить экспедицию по освобождению адмирала Колчака в составе 3 бронепоездов и 2 полков. Из Забайкалья к Иркутску были три бронепоезда три бронепоезда «Мститель», «Безпощадный» и «Истребитель», полк имени «Доржи Банзарова» из состава бурят-монгольской Дикой дивизии из Верхне-Удинска (Улан-Удэ) численностью свыше 1000 чел. По приказу Штаба чехословацких войск, поддержавших вооруженное восстание против Колчака, к ним навстречу выдвинулся бронепоезд чехословацких легионеров «Орлик». На ст. Михалёво и на ст. Байкал 9 января 1920 г. произошли боестолкновения, зарегистрированные в воспоминаниях словацких легионеров Иркутской битвой, между чехами и семёновцами с боевыми потерями обеих сторон, в этом же день, по приказу Штаба, чехословацких войск в полдень в 12 часов, одновременно по всей КБЖД чехи атаковали и взяли под контроль дорогу от ст . Михалёво до ст. Мысовой с 39 тоннелей на КБЖД, предотвратили захват и грабежи Иркутска наступающими на город бандами Семёнова. О судьбоносном бое на ст.Байкал, во многом предопределившем судьбу колчаковского правительства и лично Верховного правителя, предательски выданного чехами неделей позже в Иркутске в руки восставших, российскому читателю известно не очень много, хотя в Словакии и Чехии издано невероятно большое количество исторических книг по этой теме (их свыше 300 по библиотечному чешскому каталогу). В основном из официальных донесений, опубликованных на русском языке, можно узнать о количестве трофеев и убитых, но подробностей об этом боеприпасах чешских легионеров пока не удаётся. Возможно они есть в чешских и словацких архивах, в изданных в этих странах сотнях книг о легионерах в Сибири, но эти источники труднодоступны. Непонятно даже участвовал ли бронепоезд «Орлик» в скоротечном десятиминутном бое 9 января 1920 г. на ст. Байкал и откуда возникло упоминание о бое на ст. Подорвиха, если в воспоминаниях очевидцев, рассказывается о бое чехословацкого «Орлика» с двумя семёновскими бронепоездами на ст. Михалёво. О деталях менее исторически значимого боя на ст. Посольская американская взвода 2-го лейтенанта Кендалла, с напавшими на них ночь с 9 на 10 января 1919 г. семёновцами, из американских архивов известны все детали этого боя, поминутно и с именами всех героев. в изданных в этих странах сотнях книг о легионерах в Сибири, но эти источники труднодоступны.

Из книги Дж. Бишера «Белый террор» [1] : «Информационная служба Чешского легиона сообщила: Дипломатические представители союзников в письменной форме обратились к командующему чешскими войсками [Генерал Ян Сыровы] использовать все необходимые средства, включая даже вооруженную силу, для предотвращения любого из вооруженных сил проведения операций. . . . . против железнодорожного вокзала или железной дороги в Иркутске в связи с присутствием дипломатических миссий союзников.Днем на переговорах японских, французских и чехословацких представителей стороны согласились, что чехословац легионеры берут железнодорожную станцию ​​и окрестности под свою охрану, провозглашая ее нейтральной зоне, а также разместили чешских солдат для охраны тоннелей вокруг озера Байкал.

Атаман Г.М. Семёнов : «Когда части Л.Н. Скипетрова уже заняли всю Звездочку, в дело неожиданно вмешались чехи. Ссылаясь на приказание М. Жанена, они немедленно прекратили бой и отвести войска на станцию ​​Байкал. В подтверждении чехи выдвинули свой бронепоезд «Орлик», который по вооружению и оборудованию был сильнее наших трех, взятых ».

Из публикации М. Коломиец «Бронепоезда в Гражданской войне в России в 1918–1922 гг.»:

«В начале 1920 года, после поражения армии Колчака, атаман Г. Семёнов сформировал из её остатков и своих частей войск Российской Федерации (Дальневосточная армия), сформированная ещё 23 сентября 1919 года дивизия бронепоездов имени атамана Семенова, насчитывающая 12 единиц: «Атаман», «Семёновец», «Грозный», «Мститель», «Беспощадный», «Истребитель», «Бесстрашный», «Усмиритель», «Отважный», «Каратель», «Справедливый», «Повелитель». Их конструкция была очень примитивной - все они состояли из товарных вагонов и платформ, защищенными мешками с песком и брёвнами ».

Рапорт командующего группы войск Народно-революционной армии Политцентра командования войск Народно-революционной армии штабс-капитану Н. С. Калашникову о выдвижении на ст. Михалево чехословацкого бронепоезда «Орлик» для разоружения семёновцев.

9 января 1920 г. пр. Глазково № 14 Срочно. Секретно

«Сегодня при переговорах коменданта ст. Иркутск, морнилось, что в Михалево двинулся чешский броневик «Орлик» с эшелоном для воздействия на семеновцев, в смысле очищения ими Михалево, Байкала и до ст. Мысовск. Чему также включая все союзники, до японцев включительно. Просьба союзников - пока не направлять части Народной армии в Михалево, т. к. если тамно семеновцы, то чехи их разоружат и надежной высылкой наших и чешских частей. Поэтому высылку авангарда в Михалево задерживаю » [2] .

Из дневника чехословацкого легионера Й. Чарвата обезвора: «Мы встретили на станции Михалёво два семеновских бронепоезда, которые были обстреляны нашими« Орликом », которые были обстреляны нашими« Орликом », которые были охранены нашими».

Из дневника полковника И. Ильина : «6 января, ст. Михалёво. Идем к поезду Скипетрова. Вот и его вагон - новенький, свежевыкрашенный в оранжевую краску пульмановский вагон. Мы влезаем и попадаем в коридор… Прохожу несколько шагов вперед к первому купе, заглядываю и пораженный, не могу оторвать. В большом купе с разобранной перегородкой устроен чудесный будуар-спальня. Туалет, большое зеркало, ковры на полу и по стенам и большая великолепная двуспальная кровать. А на кровати, подобрав ноги, сидит интересная женщина в галифе, желтых сапогах со шпорами, френче и с георгиевской розеткой в ​​петлице.Мимо меня проскользнул плотный лакей в галунной ливрее с большим подносом, на котором красовался окорок - целый сочный окорок ветчины, сардины, закуска всевозможная, графины с водкой. Недурен завтрак для 7 часов утра. Все это неслось Скипетрову в его салон».

Из летописи Иркутска Романова : «7 янв [аря] (25.XII). 10 ч [асов] ут [ра], пролетел аэроплан по направлению к Байкалу. На ст [анции] Михалевой будто идет перестрелка, слышны (жителям Петруш [иной] горы) ружейные залпы и трескотня пулеметов ».

Из публикации иркутского историка П. Новикова «Прибайкальский фронт в июле - августе 1918 г»: «На ст. Подорвиха (?)  Чешским бронепоездом «Орлик» были «ликвидированы» два белых бронепоезда » [1]. В архивных документах и ​​воспоминаниях очевидцев чаще говорится о бое в Михалёво, где были захвачены два бронепоезда, а не на ст. Подорвиха (57 км от Иркутска, 14 км от Байкала), это небольшой разъезд с четырьмя приёмо-отправочными путями. Чехи направили свой бронепоезд «Орлик» с эшелоном солдат против семёновцев в Михалёво (30 км от Иркутска), одновременно в 12 часов дня произошло разоружение семёновцев на ст. Байкал, из стоящих рядом на путях воинских эшелонов чехов, как об этом рассказывает в своих воспоминаниях атаман Г. Семёнов.

В сохранившихся документах и воспоминаниях очевидцев есть противоречие о месте боя 9 января 1920 г. бронепоезда «Орлик» с двумя семёновскими бронепоездами, в одних из них указывается ст. Михалёво, в других ст. Подовиха.

№ 465 Доклад начальника разведывательного отдела Центрального штаба Рабоче-крестьянских дружин в оперативный отдел штаба о местонахождении части золотого запаса, вывезенного из Казани, и полном уничтожении войск атамана Семенова на Байкале 12 января 1920 г. № 17

2) Из1* 9 на 10 января с. г. на разъезде Подорвиха броневик «Орлик» ликвидировал 2 брониров[анных] поезда Семенова. Ст. Байкал захвачена чехами, и штаб ген[ерала] Скипетрова попал в плен. Захвачено: бронированный поезд, 1 поезд пеших солдат, кавалерия, артиллерия и 1 санитарный поезд. У Семенова 15 убитых и 15 раненых. В Маритуй взяты в плен гарнизон и захвачен склад динамита. Ст. Култук захвачена чехами, семеновцы обезоружены. Ст. Слюдянка занята, захвачена артиллерия. Железная дорога от Михалева до Мысовой очищена от семеновцев. Чешский опер[ативный] штаб сообщает, что войска Семенова на Байкале совершенно уничтожены и ликвидированы».



[1] Новиков П. Прибайкальский фронт в июле–августе 1918 г., январе 1920 г. Иркутск, 2006.

Командиром бронепоезда «Орлик» с 22.05.1919 г. по 1920 г. был Ян Гаек (Jan Hájek), чех, родился 13.04.1895 г. в деревне Раднице (Radnice) под Прагой, Чехия. Владел тремя языками – немецким, французским и русским. Капитан. До вступления в командование бронепоездом «ORLIK» – старший офицер 1-й батареи 1-го полка лёгкой артиллерии 1-й артиллерийской «Jana Žižky» бригады. В ходе нейтрализации бронепоездов Семёнова в декабре 1919 – январе 1920 года был назначен комендантом железнодорожного участка от станции Иннокентьевская до станции Подорвиха Забайкальской железной дороги. Экипаж состоял из 56 пулеметчиков дивизии Колта, 10 пулеметчиков дивизии Максима, одного взвода пехоты, одного взвода 1-й технической роты, одного взвода технического персонала 4-го полка.

Станция Байкал (Порт Байкал)

9 января, на второй день праздника Рождества Христова, части генерала Скипетрова были внезапно атакованы и разоружены чехами на ст. Байкал. Во многих публикациях отечественных историков о Гражданской войне в Сибири можно прочитать об участии в этом бою американских солдат, однако никаких упоминаний об этом нет в архивах США. Введённый в заблуждение публикациями отечественных историков, в предыдущих своих книгах[4]я также писал, что «при содействии батальона американских солдат чешские легионеры разоружили семёновцев на всех станциях КБЖД». Однако, углубившись в изучение этой темы, стало ясным, что американцы в январских боях чехов с семёновцами на КБЖД в 1920 г. не участвовали.

Из книги «Гражданская война в Восточной Сибири»: «Тем временем на станции Подорвиха(?)  9 января были «ликвидированы» два семёновских бронепоезда. На станции Байкал чехи с боем разоружили семёновский гарнизон, штаб генерала Л.Н. Скипетрова, бронепоезд и эшелон пехоты. Они … забросали бронепоезд ручными гранатами, взяли Л.Н. Скипетрова в плен, причем в бронепоезде было убито 15 и ранено 20 человек. Разоружить семёновцев приказал М. Жанен, обвинив их в обстреле своего поезда 7 января между селом Кузьмиха и станцией Михалево. Чехи при поддержке 30-го американского полка (Прим. авт.: В Улан-Удэ дислоцировался 27-ой полк под командованием полковника Ч. Морроу. 30-го американского полка в России не было, во Владивосток прибыли 27-ой и 31-й пехотные полки) разоружили семёновцев и на станциях Маритуй, Слюдянка, Кутулик. При этом белые под руководством командира Броневой дивизии генерал- майора Н.Ф. Богомольца …, убили нескольких американских солдат» [5].

Разыскав автора этой книги, я выяснил первоисточник ссылки[6] и разобравшись, мы пришли к выводу, что это заблуждение, в действительности американских солдат на ст. Байкал не могло быть по объективным причинам.

К дате боя на ст. Байкал (9 января) миссия Генерального консула США Харриса уже направлялась во Владивосток на специальном поезде, который выехал из Иркутска 5 января, поэтому никаких американских солдат западнее Байкала не находилось. Это подтверждает донесение американского подполковника Ф.Б. Паркера из Иркутскаот 10 января 1920 г. в котором сообщается о битве на КБЖД «между Семёновым и чешским легионом: 4 броневика и 700 человек захвачены», упоминания об участии американских солдат в бое нет.

Последний бой солдат Американского экспедиционного корпуса в Сибири произошёл на ст. Посольская в ночь с 9 на 10 января 1920 г. Подробности этого боя хорошо известны и детально описаны по минутам.

Участие в бое американцев на ст. Байкал, это такой же вымысел, как и «романтическая легенда» об американском президенте Д. Эйзенхауэре, когда перед его готовящемся визитом в 1961 г. в Иркутск журналисты сочинили, что в молодости «он был среди солдат 27-го пехотного полка, охранявших консула Харриса в Иркутске, где повстречал свою первую любовь». Конечно всё это журналистская выдумка, на самом деле, и это совершенно точно, в 1919–1920 гг. он не покидал территорию США. Точно также в 1920 г. было опубликовано ошибочное сообщение в газете «Дело России» №14 о бое на Байкале, написанное журналистом в Японии, где выходила эта газета, по дошедшим до него искажённым слухам, в итоге в опубликованной статье были совмещены два события в одно – нападение чехов на семёновцев на ст. Байкал и нападение семёновцев на американцев в этот же день на ст. Посольская. Эта заметка впоследствии была повторена целиком и без комментариев в мемуарах генерала К.В. Сахарова «Белая Сибирь», получивших широкую известность, и с тех пор  оттуда перепечатывается с опубликованными в ней ошибками и цитируется в исторических работах, как достоверный исторический факт.

События двух разных боёв, происшедших в один и тот же день 9 января 1920 г. на удалении более 300 км друг от друга, в журналистской публикации газеты «Дело России», которая издавалась в Японии журналистом А.Я. Гутманом, слились в одно событие: «Ян Сыровой сосредотачивает несколько эшелонов к станции Мысовой и к городу Верхнеудинску, высаживает свои части и, при содействии 30-го (?) американского пехотного полка, нападает внезапно на русские части; после короткого боя чехи и американцы обезоружили эти отряды атамана Семёнова. Разоружение в Верхнеудинске сопровождалось похищением восьми миллионов казённых денег». (Газета «Дело России № 14, 1920 г.). (Прим. авт.: не американцы напали, а семёновцы на них; не 30-полк, а 27-полк; чехи без участия американцев вели бой на ст. Байкал, а американский взвод без участия чехов на ст. Посольская; захватили кассу 8 млн. руб чехи на ст. Байкал, а не в Верхнеудинске; американцы и чехи не вели совместных боёв против семёновцев).

НАПАДЕНИЕ ЧЕХОСЛОВАЦКИХ СОЮЗНИКОВ НА ст. БАЙКАЛ

Внезапное нападение союзников на семёновские бронепоезда на ст. Байкал атаман Семёнов назвал предательским, за два часа до него чешские посланники посетили генерала Скипетрова и заверяли его в своей лояльности.

Из воспоминаний атамана Г.М. Семёнова[7]: «9 января, на второй день праздника Рождества Христова, части генерала Скипетрова были предательски разоружены чехами на станции Байкал. До какой степени нападение чехов на наши части было предательским, показывает тот факт, что представители чешского командования за два часа до нападения были с визитом у генерала Скипетрова и заверяли его в своей лояльности. Нападение на наши эшелоны чехи совершили в 12 часов дня, когда солдаты обедали».

Чехи, окружив отряд Скипетрова, обезоружили его; причём в награду себе, они присвоили, по свидетельству генерала Сахарова в книге «Белая Сибирь», денежный ящик отряда: «В разоружённом бронированном поезде генерала Скипетрова чехами было конфисковано 8 миллионов рублей золотом, которые ими забраны под видом «военной добычи. Ещё у его жены отняли шубу».

В бронепоезде «Разрушитель» было десять пулеметов, две гаубицы и два трехдюймовых орудия, установленных за стальной плитой и восемнадцатью дюймами бетона. Однако внезапная и вероломная атака бывших союзников не позволила им оказать сопротивления. Отряд Скипетрова находился в бронированном поезде на станции среди большого числа чехословацких поездов, непрерывно прибывающих с запада и подолгу стоящими на соседних путях. Их наплыв парализовал работу станции, забив все пути «буквально до отказа». В полдень, во время обеда, поезда семёновцев были неожиданно обстреляны чехами из винтовок и пулемётов. Как вспоминает очевидец: «Чехи со штыками наперевес, бросились к вагонам, откуда выскакивали русские, ошеломлённые, не понимающие, – в чём дело, и не успевавшие даже оказать сопротивления… Некоторые вагоны были изрешечены пулями и ручными гранатами. Слабую попытку телеграфной роты, начавшей было отстреливаться из-за колёс штабного вагона Скипетрова легко подавили. Через полчаса платформа станции Байкал представляла жуткую картину, длинные шеренги разоружённых русских воинов по 4 в затылок. На правом фланге генерал Скипетров, затем штаб и обер-офицеры и т.д. «Становись к стенке», – кричали чехи и тесные ряды русских воинов смело смотрели на дула, выкаченных чехами пулеметов. Издевательству чехов не было предела»[8].

Разоруженные бойцы Дикой дивизии

Два чехословацких полка быстро разоружили значительные силы Дикой дивизии Скипетров, убив 15 человек, ранив 15 человек и захватив более 600 человек. Чехословацкие легионеры также захватили четыре броневика, больничный поезд и артиллерийскую службу. События на ст. Байкал продолжили чешские нападения на каждую позицию семёновцев. Когда все закончилось, Чехословацкий легион стал хозяином по всей линии от ст. Байкал до Мысовой, и опасность того, что Семёнов взорвёт тоннели, как он часто угрожал сделать, наконец, была ликвидирована. Железная дорога от ст. Михалева до ст. Мысовой очищена от семёновцев. Чешский оперативный штаб сообщает, что «войска Семенова на Байкале совершенно уничтожены и ликвидированы»[9].

К 6 часам вечера стало известно, что район Михалево – Слюдянка совершенно очищен от семеновских банд[10]. В последние два дня 1-я чешская дивизия дала бой семеновцам, захватила три бронепоезда, 1 ½ тыс. пленных, в том числе свыше 200 семеновских офицеров, очистила Кругобайкальскую дорогу от семеновских банд.

Тридцать девять железнодорожных тоннелей вдоль озера на Кругобайкальской железной дороге были взяты под усиленную охрану чехословацкими бойцами, поэтому на ней зимой 1920 г. не было зафиксировано ни одной диверсии, магистраль действовала бесперебойно до самого последнего чешского эшелона, покинувшего Иркутск 1–2 марта 1920 г.

Из книги А. Гутман-Ган «Белое дело»: «Восстание в Иркутске началось, когда Жанен и чехи решили избавиться от адмирала Колчака и заменить его эсеровской властью. Цель их была – дать чехам возможность бесконтрольно вывезти из России их имущество и ценности. Так как, ещё раз, накануне своего ареста в Нижнеудинске, адмирал Колчак послал во Владивосток телеграфный приказ о проверке огромного имущества, товаров и ценностей, вывозимых чехами на родину».[11]

Как только эсеры свергли колчаковскую власть, уполномоченный чехословацкого правительства в Сибири Благож, генерал Жанен и «высокие комиссары» Англии, Франции и США, посетив одно из заседаний Политцентра, поздравили его членов с совершившимся переворотом и «выразили свои благожелательные чувства».

Подробнее о событиях 1919-1920 г. в Иркутске и в Сибири:

Золото Колчака. Чехословацкие легионеры. Американский экспедиционный корпус, Волков С.. Принт Лайн, 2021г. купить в интернет-магазине за 749р.
1919 год стал переломным в истории Гражданской войны. Эвакуация золотого запаса России из Омска в Иркутск, доставшегося правительству Колчака, и борьба за его спасение породили множество мифов. В книге...

Первое распоряжение министра финансов этого нового правительства эсера Патушинского, было телеграфное приказание управляющему Владивостокской таможней: «Беспрепятственно и без всякого досмотра пропускать к погрузке на пароход всё, что пожелают вывезти чехи, ввиду их заслуг перед Россией», таким образом эсеры, согласно заключённому ранее тайному соглашению с чехами, отблагодарили за их помощь в свержении колчаковской власти. В опубликованном Политцентром «Манифесте» п. 4 гласил: «Обеспечение свободного пропуска чехословацких войск с сибирской территории»[12].

Рис. Наш Броневик «Орлик» Иркутск 8 января 1920 г.

Капрал 5-го полка русских легионов Йозеф Чарват начал писать, рисовать и раскрашивать свой необычный дневник путешествий в Барнауле 5 ноября 1919 года. Он прошел знаменитым маршрутом вместе с более чем 60 другими эшелонами чехословацких легионеров с большими испытаниями долгий путь домой – от Волги, через Урал и Сибирь до Владивостока, откуда корабли союзников должны были перебрасывать чехословацких добровольцев во Францию через Индийский океан к Красному и Средиземному морям, Гонконг, Сингапур, Коломбо, Суэц. В 1914 году, когда разразилась война, ему было 26 лет, вернулся он с войны через долгие пять лет. Его дневник с рисунками, представляет сегодня особую историческую ценность, 3 января 1920 г. он прибыл в Иркутск и до середины февраля нёс службу на ст. Байкал, зарисовывая и записывая свои наблюдения, дневник Йозефа Чарвата был издан в Чехии под названием «В составе батальона 5-го Чехословацкого стрелкового Пражского полка им. Т.Г. Масарика» (Pod praporem 5ho T.G.Masaryka, Pražského pluku, 2000 г. Кniha vyšla za finanční podpory OPEN SOCIETY FUND © 2000 Blanka Císařovská), в России эта книга  не издавалась.

Фрагмент из дневника Йозефа Чарвата о бое  9 января 1920 г. бронепоезда "Орлик" с двумя семёновскими бронепоездами:

4 января, в Иркутске

Итак, мы наконец в Иркутске. Мы пришли сюда вчера вечером…

Иркутск, 9 января 1920 г.

Наконец-то наши эшелоны снова немного двинулись, сегодня ночью, вечером. Они по-прежнему препятствуют передвижению банды Семенова, которая задерживает нас. Пришлось ехать в Броневике «Орлик» в направлении на Семеновку, видимо они на нас так и не решаются нападать и т.д., надеюсь, это обстоятельство продлится. Надеюсь, мы останемся здесь на некоторое время в Иркутске. Сегодня прибыла вторая половина нашего батальона и полка.

Иркутск 10 января 1920 г.

Мы готовы к отъезду, может, ночью мы покинем город, не посетив его. Трудно попасть в город с этого берега. Река Ангара не замерзла, идёт лед, сообщение между берегами только пароходами. Здесь в городе много церквей и дорогих, только мостов нет. Такова российская экономика. Я вижу паромы, плывущие на легких лодках, идущие к другому берегу, Вы ужаснётесь, когда увидите, как лодка плывет среди льдин и по стремительному течению кажется, что лодка исчезает во льду, и снова пробивается к берегу. Многие становятся жертвами каждый годна этой переправе. Я приезжал сюда прошлым летом во время нашей работы на Байкале тогда было лето и все было здесь по-другому, счастливее. Иркутск, окаймленный пологими горами, это правда очень красиво, по крайней мере, производит лучшее впечатление из всех сибирских городов, которые я знал. Прошлым летом он был полон леди для нас, портрет ген. Волынки за каждой витриной, клубы с иркутскими барышнями для наших мужчин, а таких по городу хватает. Осенью снова проходили с полком на запад здесь в тумане все было как-то грустно, а сегодня? Выезд – мне одиннадцатого после обеда.

12 января, на Байкале

Мы стоим на станции Байкал, которая находится в непосредственной близости от озера у истока реки Ангары. Рядом со станцией находится порт, в который сегодня прибыл корабль «Ангара» с меньшим катером «Кругобайкалец», потому что некоторые офицеры Колчака пытались бежать в Танхой, где наши уже их ждали, разоружили их и вернули сюда назад. С частями атамана Семенова мы на военном противостоянии. Я даже не знаю, как все было, но в ещё в Иркутске мы узнали о захвате «Семеновца» на ст. Байкал. Приехав из Иркутска, мы встретили на станции Michajlovo (Прим. авт. – Михалёва, в других источниках указано – на ст. Подорвиха /?) два семеновских бронепоезда, которые были обстреляны нашим «Орликом», обезоружены и охранялись нашими. Только у нашего «Орлика», снаружи появилось небольшое повреждение и у экипажа броневика. В бою на Байкале сражался первый дивизион четвертого полка с гораздо более многочисленными врагами и двумя броневиками. Но было очень много наших парней и с этим скоро справились, примерно через десять минут все были разбиты и оказались в наших руках, то что готовили для нас семёновцы, а именно разоружение, стало их судьбой, и теперь они здесь как на охраняемых нами бойнях, безусловно, у них есть много времени, чтобы подумать о том, как это произошло. Среди пленных генерал (Прим. авт.– генерал-майор Л.Н. Скипетров) со всем своим штабом. Мы уже знаем из всех новостей, что у нас уже весь Байкал в наших руках, что очень важно, потому что семёновцы хотели нас здесь остановить".

Сахаров Константин - Чешские легионы в Сибири (Чешское предательство), скачать бесплатно книгу в формате fb2, doc, rtf, html, txt

И вот в России впервые выходят фрагменты дневников Ильина "Белая одиссея", написанных по свежим следам знаменательных исторических событий, в т.ч. в январе 1920 г. в Иркутске и на ст. Михалёва свидетелем которых он оказался. Передав бумаги в Заграничный архив, Ильин записал: «Теперь в архиве хранятся мои дневники с 1914 г. по 1937 г. <…> Я перед собой не скрываю, что я горд этим и чувствую глубокое нравственное удовлетворение, что после себя оставляю этот документ»

Октябрь 2014/3 — Журнальный зал

[1] Jamie Bisher

[2] Чехословацкие легионы…, с. 729. /РГВА. Ф. 207. Оп. 1. Д. 5. Л. 19–19 об./.

[3] Новиков П. Прибайкальский фронт в июле–августе 1918 г., январе 1920 г. Иркутск, 2006.

[4] Волков С. Призрак золотого эшелона Колчака. Иркутск, 2011, 2013 гг.

[5] Новиков П. Гражданская война в Восточной Сибири. Москва, 2005 г., с. 186.

[6] Балакшин П.П… Том 1.

[7] Семёнов Г.М…, гл. 5.

[8] «Байкалец», 9 января 1920 г. Воспоминания о Байкальской трагедии. Изд. «Луч Азии», № 4. Харбин, 1934, с. 44.

[9] РГВА. Ф. 207. Оп. 1. Д. 5. Л. 30–30 об.

[10] № 463 Запись разговора по прямому проводу уполномоченного Политцентра Н.Я. Быховского с председателем Военно-революционного комитета г. Слюдянки Г.А. Ржановым о разоружении чехословаками семеновских частей и оперативной обстановке в районе Слюдянки 10 января 1920 г.

[11] А. Гутман-Ган . «Белое дело», т. III, с. 173–179.

[12] Последние дни колчаковщины: Сборник документов. М., Л., Госиздат, 1926 г., стр. 175.

Теги